Мы в соц.сетях:
+7 (347) 294 03 47
+7 (347) 294 05 47

Все услуги

Юридические лица

Физические лица

О компании

Команда

Публикации

Статьи

Видеоканал

Оправдательные приговоры

Лжеправосудие

Адвокат Виталий Буркин

Российский суд был и остается административно-исполнительным органом, лишь небрежно замаскированным под отдельную ветвь власти. За названием и формами скрываются цели и методы, не имеющие ничего общего с истинным назначением правосудия.

Де-юре. Наличие свободного, независимого и беспристрастного суда есть обязательный атрибут любого демократического общества. Такой суд должен быть полностью свободным от политических и идеологических предубеждений, решение его ни при каких условиях не должно ставиться в зависимость от имущественного, социального и должностного положения спорящих сторон – закон превыше всего! А человек, одевший судейскую мантию, должен быть образцом морали, совести и чести.

В соответствии с Конституций России, в нашей стране судебная власть тоже является отдельной и независимой ветвью власти со всеми вышеуказанными признаками. Официоз, не стесняясь, трубит населению об успешно проведенной в стране судебной реформе.

Де-факто следует констатировать, что реформа с треском провалилась, да она, по сути, и не начиналась. Российский суд лишь номинально отдельная ветвь власти, а фактически это высшее звено системы правоохранительных органов. Суд только отчасти выполняет свою главную функцию, в остальном являясь орудием в руках исполнительной власти и коррумпированной сверху донизу правоохранительной системы. Российские суды являются, по своей сути, трибуналами, которые только устанавливают личность «преступника», и, констатировав суть содеянного, назначают ему «справедливую кару». Виновность лица предполагается изначально, судам необходимо лишь квалифицировать содеянное, назначить наказание и написать приговор именем Российской Федерации, хотя бы по форме соответствующий закону. Отрицание подсудимым вины, упоминание о презумпции невиновности некоторые судьи воспринимают как личное оскорбление.

Правосудие, таким образом, в России вершит не суд, а следователи и оперативники, которые фактически и предрешают приговор. В современной России трудно найти государственный орган, который демонстрировал бы такой степени презрение к закону. Читая некоторые приговоры, с трудом веришь глазам: показания допрашиваемых лиц и другие доказательства искажаются до неузнаваемости в пользу обвинения либо немотивированно отвергаются, а выводы суда о виновности полностью противоречат логике и здравому смыслу.

Ни о каком качестве судебных решений в таких условиях вести речь не приходится. При этом количественное соотношение обвинительных и оправдательных приговоров ужасающе. Доля оправдательных приговоров в России в 2005-2010 годах в процентном соотношении колеблется между 0,3 и 0,8 процента от их общего количества. То есть на один оправдательный приговор приходится около 200 обвинительных! Только эти цифры позволяют охарактеризовать российское правосудие как полицейское, а людей, носящих судейские мантии, безнравственными и беспринципными. Иные работают десятилетиями и не оправдали ни одного человека и, несмотря на это, пользуются огромным авторитетом в судейском сообществе, а также среди полицейских и прокуроров.

Сама судебная система России имеет все признаки исполнительной власти с вертикально выстроенной системой. Семейственность, клановость, жесткая иерархия, система формального и неформального контроля сверху – неотъемлемые её атрибуты. Председатели судов до настоящего времени требуют от судей отчетов по конкретным делам, вмешиваются в их рассмотрение, препятствуют вынесению оправдательных приговоров и т.д.

Конкретный пример

Одним из тех, кто в полной мере испытал на себе произвол, творимый российской Фемидой, стал житель Стерлитамака, предприниматель, инвалид третьей группы Роман Забиров. Его родственники обратились ко мне за помощью, когда Роману был вынесен первый обвинительный приговор.

Страдания мужчины, коего чуть не стерла в пыль система нашего «правосудия», начались весной 2006 года.

Мотивы сотрудников милиции, прокуратуры и судей, которые так рьяно пытались упечь в тюрьму невиновного инвалида, остались тайной. Вероятно, таким образом его хотели банально «раскулачить» (у Забирова была промышленная база, на которую многие имели виды, в их числе и отдельные сотрудники местной милиции).

По версии следствия, 15 марта 2006 года сотрудники УБОП при МВД по РБ во время «проверочной закупки» в Стерлитамаке с поличным за сбыт наркотических средств – двух таблеток «экстази» задержали Романа Забирова.

Как это и бывает в большинстве случаев, именно позицию следствия, основанную на подложных доказательствах, с процессуальными нарушениями, но так стоически поддерживаемую прокурором, и предпочла слепая Фемида. А имеющие значение очевидные доказательства и доводы защиты, указывающие на сфальсифицированное обвинение и невиновность Забирова, судом отвергались или вообще не исследовались. Таким образом, суд вопиющим образом нарушил основные постулаты уголовного судопроизводства.

В этих обстоятельствах гражданин Забиров, имеющий на иждивении малолетнюю дочь и жену, так же инвалида 3 группы, трижды признавался судами виновным в преступлении, которого не совершал.

* Обвинительный приговор 4 октября 2007 года вынесен Федеральным судьей Шарафутдиновой С.И. * Обвинительный приговор 15 июля 2008 года вынесен Федеральным судьей Романовой М.В. * Обвинительный приговор 16 марта 2009 года вынесен судьями: председательствующая – Петрова Н.Е., Каримов Ф.М., Скорин Г.В.

На каждый неправосудный приговор Забиров и защита подавали кассационные жалобы в Верховный суд РБ. Приговоры отменяли, дело направляли на новое рассмотрение и вновь, невзирая на абсурдность доказательств, выносили обвинительный приговор. При рассмотрении дела в четвертый раз Роман Забиров был оправдан за непричастностью к совершенному преступлению! Казалось бы, страдания закончены, но гособвинитель (прокурор) обжаловал оправдательный приговор, и дело направили на очередное рассмотрение. И лишь на пятом процессе, в июне 2010 года, прокурор, убедившись в полной бесперспективности уголовного преследования невиновного человека, был вынужден отказаться от обвинения, и уголовное дело, наконец, прекращено.

Между тем к этому моменту Роман Забиров успел отбыть наказание свыше одного года в местах лишения свободы за преступление, которого не совершал. Можно представить, что пережили за это время Роман и его семья.

При одних и тех же обстоятельствах дела (ни в одном из судебных рассмотрений не появилось никаких новых), прокурору понадобилось пять процессов и долгие четыре года, чтобы окончательно убедиться в несостоятельности и абсурдности обвинения! Прокурор по сей день не удосужился принести Роману извинения, как того требует закон (пункт 1 ст.136 УПК РФ). Видимо, и для того, чтобы соизволить извиниться, блюстителю закона потребуется еще не менее четырех лет.

Установленная непричастность Забирова Р.К. к преступлению указывает на то, что доказательства обвинения были сфальсифицированы, а это уголовно наказуемое деяние. Прокуратура по халатности или же по злому умыслу вместо того, чтобы прекратить сфабрикованное дело, утвердила обвинительное заключение и до последнего настаивала на обвинении. Подобный казус в правовом государстве должен был породить вопросы к судьям, выносившим обвинительные приговоры. В их действиях налицо признаки преступления, предусмотренного статьей 305 УК РФ (Вынесение заведомо неправосудного приговора). Ни о каком добросовестном заблуждении здесь речь вести нельзя. Преследуя цель осудить невиновного человека, они умышленно искажали доказательства и доводы защиты. Но квалификация этих судей не ставилась под сомнение. По данным официального сайта Верховного суда РБ, судьи Петрова Н.Е., Скорин Г.В., Каримов Ф.М. в настоящее время являются членами судебной коллегии по уголовным делам апелляционной инстанции Верховного суда РБ, то есть сами занимаются проверкой законности выносимых приговоров. Получается, что период их работы в Стерлитамаке считается как минимум удовлетворительным, а вынесение неправосудных приговоров в отношении очевидно невиновных лиц является нормой для судебной системы!

Парадокс: судом установлена непричастность Забирова к происхождению, приобретению или продаже наркотических веществ, но как тогда якобы изъятое у него попало в руки милиционеру, который, по версии следствия, делал контрольную закупку? Это останется загадкой, поскольку обязательная в таком случае проверка в отношении сотрудников милиции не проводилась и её уже не будет. Суд, прекратив уголовное дело, постановил вещественное доказательство уничтожить.

Эта эпопея наглядно демонстрирует, как крепко переплетена судебная власть с коррумпированной правоохранительной системой, доказывает наличие в ней круговой поруки, произвола и отсутствия ответственности.

← Назад в «Статьи»