Мы в соц.сетях:
+7 (347) 294 03 47
+7 (347) 294 05 47

Все услуги

Юридические лица

Физические лица

О компании

Команда

Публикации

Статьи

Видеоканал

Оправдательные приговоры

Об адвокатуре, суде и презумпции невиновности

13 Мая 2015

Адвокат Виталий БУРКИН считает, что становлению справедливого суда способствуют защитники, а людьми должен двигать не страх, а убеждённость в торжестве закона.

Был скорым и милостивым

- Виталий Анатольевич, в апреле ваше профессиональное сообщество отметило день рождения адвокатуры…

- Да, и то обстоятельство, что наше государство эту дату не отмечает, а только адвокатура, заставляет задуматься. Объяснение вижу простое – сравнение не в пользу современности. Судебная реформа 19-го века была последовательной и прогрессивной. Утвердились небывалые принципы независимого и бессословного суда, возникли гласность и состязательность процесса. Страна получила суд присяжных, скорый, справедливый и милостивый. Уставы вступили в действие 17 апреля 1866 г., этот день и считается днём рождения адвокатуры. Законность во всех сферах жизни – идеалы, рожденные реформой. И адвокатам в этом отношении принадлежало первое место, они способствовали становлению нового суда. В результате реформы 1864 г. люди, только что получившие освобождение от крепостного права, быстро прониклись идеями справедливости.

- Куда же делся тот правый суд? И какова сейчас роль адвокатов?

- Чтобы это понять, надо вспомнить дореформенную страну. Судебный процесс был громоздким и запутанным. Неразбериха и волокита плодили множество тягчайших юридических ошибок. Схожими терминами можно охарактеризовать и наше правосудие. Именно адвокаты, как и прежде, становятся символами борьбы за права человека. В обществе большой спрос на честного, грамотного и принципиального адвоката. Хотя ни правоохранительная система, ни суд не заинтересованы в независимой и сильной адвокатуре.

- С правоохранителями понятно, их задача – доказать вину человека, адвокаты им мешают, но разве суд не заинтересован в выявлении истины?

- Опять хочется провести параллель с историей. Правившему Россией до реформатора Александра Николаю 1 принадлежит высказывание: «Кто погубил Францию, как не адвокаты? Кто были Мирабо, Марат, Робеспьер? Нет, пока я буду править, России не нужны адвокаты, - без них проживем». Кажется, и нашим судьям было бы лучше без адвокатов, или если их роль сведётся к формальному участию. Как в советском уголовном процессе. Кстати, тогда им ставилась задача бороться с преступностью, а не вершить правосудие. И сейчас некоторые из них считают такую борьбу своей главной функцией.

Виноваты СМИ

- У нас снова уже много лет идёт судебная реформа. Ввели мировые суды, чтобы снизить волокиту, присяжных. Цель - независимость и справедливость…

- Да, прежде всего нужна независимость от госорганов и местной власти. Суд должен подчиняться только закону, главный из которых - Конституция. А при рассмотрении уголовных дел строго следовать презумпции невиновности. Но у нас Фемида имеет обвинительный уклон, что её вполне устраивает. Плюс зависимость от правоохранительной системы и правовой нигилизм населения, отягощённый страхом перед ней и судом. И он подогревается СМИ. Люди видят каждый день по телевизору, как кого-то арестовали, задержали. Виновность ещё никто не доказал, а следственные органы делают уверенные заявления. А что подозреваемого оправдали, ни одна газета не расскажет. Хотя обязана по закону. Когда в 2009 г. моего подзащитного – подполковника в отставке - в Уфе задержали по подозрению в организации хищения авиадеталей, об этом сообщили все СМИ. А о том, что он оказался невиновным, пробыв, кстати, полгода в следственном изоляторе, и высудил компенсацию, никто не рассказал. Когда же я потребовал опровержения, то столкнулся с небывалой бюрократией. Пришлось прибегнуть к частным изданиям и соцсетям. То же самое происходило и по другим моим делам, окончившимся победой. В 2008 г. никто, кроме «Версии», не написал, как были оправданы по лжеобвинению в получении взятки директор уфимской вечерней школы и ещё один человек - в наркоторговле. Поэтому у людей складывается представление о суде как способе расправы с личностью.

Но по статистике доля оправдательных приговоров составляет не более 1-2%...

- Дело в том, что 60-70% уголовных дел рассматривается судами в особом порядке (упрощенная форма, когда обвиняемый, не защищаясь, признаёт себя виновным). Причём добрая половина людей делает это, не осознавая, что состава преступления в их действиях нет. Вот это и есть нигилизм и страх перед системой. И только 30-40% оспаривают свою виновность. Определенный процент дел по различным основаниям возвращается прокурору, потом прекращается в связи с невиновностью лица и в статистику не попадает. А ряд дел при нормальной защите прекращается ещё на стадии расследования. То есть статистика не отображает действительного положения вещей.

Неформальные отношения

- От кого или чего зависит суд?

- От следствия и прокуратуры из-за высокой степени взаимной поддержки, сложившейся между ведомствами и Фемидой. Вот как у нас происходит рассмотрение уголовного дела? Виновность лица предполагается, пока не доказано иное. А процедура сведена к формализму - заслушали свидетелей, огласили материалы следствия и приговор. О каком взвешенном анализе доказательств можно вести речь, если зачастую суды непризнание вины воспринимают едва ли не как личное оскорбление? А при активной защите начинают чинить всевозможные препятствия. Доходит до того, что необоснованно запрещают СМИ видеосъёмку открытого процесса. А протокол заседания может банально фальсифицироваться. Апеллирование к презумпции невиновности не проходит, приходится фактически её доказывать, разбивая доказательства противной стороны.

Каждое дело, в котором мой подзащитный был невиновен, проходило в условиях противоборства не только с прокурором, но и с судом. За оправдание приходилось биться, часто уже в вышестоящих инстанциях после осуждения.

- То есть хорошие отношения мешают объективности?

- Суд лишь де-юре – самостоятельная ветвь власти. На деле это как бы часть правоохранительной системы, встроенная в вертикаль, с системой неформального контроля и сводом негласных правил. Каждый районный судья фактически подотчётен своему председателю райсуда, а тот, в свою очередь, - председателю регионального и т.д. Последние обладают большими полномочиями, распределяют дела, возбуждают дисциплинарное производство в отношении конкретного судьи, решают кадровые вопросы. «Случайных людей» в системе почти нет. Между председателями судов и правоохранителями зачастую складываются неформальные отношения, отсюда высокая степень взаимной поддержки. Все это превратило суды в закрытую бюрократическую структуру, неконтролируемую обществом.

- Как в таком случае удаётся защищать людей?

- Стараюсь никогда не сдаваться и настраиваю на это своих доверителей, будь то уголовное или гражданское дело. Моего подзащитного Романа Забирова в Стерлитамаке оправдали после того, как мы с ним отменили три обвинительных приговора, поочередно вынесенных судом по сфальсифицированному обвинению. Роман, кстати, высудил у государства компенсацию 1млн 300 тыс. руб. Подзащитный Забир Исмагилов и я вместе с ним пережили три неправосудных приговора по обвинению в убийстве. Их поочередно отменили. Процесс не закончен, в Белорецке идёт четвёртое рассмотрение дела. Но Забир уже на свободе. Упорство и воля к победе. Только так. А ещё – жажда справедливости и любовь к профессии. Никакие материальные блага не могут удовлетворить нормального человека, если вокруг царят несправедливость и беззаконие.

- Как переломить ситуацию?

- Необходим ряд законодательных изменений, в этом убеждено всё адвокатское сообщество. Во-первых, расширить юрисдикцию суда присяжных. Сейчас он правомочен рассматривать дела лишь по тем статьям УК РФ, где можно назначить пожизненное лишение свободы. Их около 10, тогда как всего 256. Кардинально изменить порядок назначения судей, сделать его открытым. Ввести запрет на занятие должности судьи лицу в регионе, где он ранее работал в правоохранительной системе. Председателей упразднить. Заменить бумажные протоколы обязательной аудио- видеофиксацией заседания. Как это произошло в арбитражном процессе.

Подробнее:http://u7a.ru/articles/society/9517

← Назад в «Публикации»